Домой Новости в мире Петр Ильичев: вопроса о введении миротворцев ООН в Донбасс в повестке нет

Петр Ильичев: вопроса о введении миротворцев ООН в Донбасс в повестке нет

32
0

Петр Ильичев: вопроса о введении миротворцев ООН в Донбасс в повестке нет

– Считает ли Россия, что в настоящий момент ситуация на юго-востоке Украины настолько накалилась, что только введение миротворческой миссии поможет стабилизировать обстановку? Насколько в принципе сейчас актуален вопрос о введении миротворцев ООН в Донбасс, и может ли такая миссия быть оперативно согласована в случае неконтролируемой эскалации в Донбассе? Прорабатывается ли сейчас возможность такого сценария, хотя бы гипотетически?

– Вопрос введения в Донбасс миротворческой миссии ООН в повестке дня урегулирования внутриукраинского конфликта не стоит. Сейчас главное – добиться от Киева полного и последовательного выполнения Минских соглашений как единственного пути достижения мира на востоке Украины. В Минском «Комплексе мер», одобренном резолюцией 2202 Совета Безопасности ООН, говорится о роли ОБСЕ в процессе урегулирования.

Ее спецпредставитель координирует соответствующую работу контактной группы. На Украине действует Специальная мониторинговая миссия (СММ) ОБСЕ, которая призвана следить за соблюдением режима прекращения огня, верифицировать разведение сил и отвод вооружений от линии соприкосновения. Другой вопрос – насколько эта работа эффективна.

– Насколько полноценно и эффективно миссия наблюдателей ОБСЕ на Украине сейчас выполняет свои функции в рамках согласованного мандата? Видит ли Россия необходимость в том, чтобы этот мандат расширить и сделать работу наблюдателей более эффективной? Прорабатывается ли возможность наделения миссии ОБСЕ полномочиями по принуждению к миру?

– Мандат СММ ОБСЕ на Украине, утвержденный решением Постсовета ОБСЕ № 1117 от 21 марта 2014 года, наделяет ее широкими полномочиями в плане наблюдения за ситуацией в Донбассе в области безопасности, равно как и за соблюдением прав человека и нацменьшинств на остальной территории Украины. Проблема в том, что миссия, видимо под воздействием Киева и его сторонников, в своих отчетах не всегда полно и достоверно отражает допускаемые украинской стороной нарушения.

Тем не менее лучшего механизма контроля над ситуацией в зоне конфликта у нас нет. И создать его с учетом деструктивной линии Киева и его западных партнеров вряд ли возможно.

Пять лет назад обсуждались предложения о наделении СММ дополнительными функциями, включая ношение наблюдателями легкого и стрелкового оружия, о создании миссии по обеспечению безопасности местных выборов в отдельных районах Донецкой и Луганской областей. В сентябре 2017 года российская сторона внесла проект резолюции СБ ООН об учреждении миссии ООН по содействию охране СММ ОБСЕ на востоке Украины. Наш документ предусматривал, что наблюдатели ОБСЕ, где бы они ни находились в Донбассе, должны сопровождаться охранниками ООН. К сожалению, ни одна из этих инициатив не получила поддержки.

В сегодняшних реалиях важно в полной мере задействовать имеющийся у СММ инструментарий для раннего предупреждения возможной эскалации на линии соприкосновения. Исходим из того, что миссии следует активизировать мониторинг тылов ВСУ, включая склады техники и боеприпасов, а также железнодорожных станций, через которые осуществляется транспортировка вооружений. Кроме того, СММ стоило бы повысить точность фиксации и анализа нарушений режима прекращения огня, особенно в плане оперативного отражения фактов гибели мирных жителей и разрушения объектов гражданской инфраструктуры в результате целенаправленных действий ВСУ.

– Намерена ли Россия созывать срочное заседание СБ ООН по ситуации в Донбассе?

– В настоящее время таких планов нет. В дальнейшем будем руководствоваться развитием ситуации на «земле».

На данный момент наблюдаем, что Киев и страны НАТО не прекращают русофобскую пропагандистскую кампанию и не останавливают военные приготовления, что в конечном счете ведет лишь к нагнетанию напряженности в Донбассе. На этом фоне призываем их воздерживаться от действий, способных привести к дальнейшей дестабилизации обстановки на востоке Украины. Повторюсь, российская сторона выступает за урегулирование данного конфликта исключительно мирным политико-дипломатическим путем на безальтернативной основе Минского «Комплекса мер».

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Трамп прокомментировал провал процесса импичмента в сенате

– Прорабатывается ли сейчас на площадке УВКПЧ вопрос о посещении делегацией ООН места гибели ребенка в Донбассе после обстрела украинского беспилотника? Когда миссия УВКПЧ может посетить Донбасс? Видим ли мы попытки Киева этому воспрепятствовать? Считает ли Россия необходимым инициировать начало международного расследования действий Киева после последних случаев гибели детей на Донбассе?

– Прежде всего, хотел бы разъяснить, что Управление верховного комиссара ООН по правам человека (УВКПЧ) представляет собой структурное подразделение секретариата ООН, а не международную переговорную площадку. В свою очередь, наблюдательная миссия УВКПЧ по правам человека на Украине была учреждена в марте 2014 года решением верховного комиссара ООН по правам человека по просьбе правительства Украины. Другими словами, она функционирует на двусторонней основе без каких-либо решений на этот счет, принятых Советом ООН по правам человека или Генассамблеей ООН.

Российская Федерация не является участником внутреннего вооруженного конфликта на Украине и не имеет какого-либо отношения к деятельности наблюдательной миссии УВКПЧ в этой стране. К сожалению, зачастую ее доклады носят предвзятый и политически ангажированный характер, когда замалчиваются многие массовые и грубые нарушения прав человека со стороны Киева.

Насколько нам известно из открытых источников, наблюдательная миссия УВКПЧ намерена провести расследование гибели ребенка в Донбассе после обстрела украинского беспилотника. Но, к сожалению, это не первый и не единственный случай гибели детей в Донбассе с момента начала конфликта. По оценкам ООН, за весь период вооруженного противостояния только среди гражданского населения погибли 3077 человек, из них 148 детей. Тысячи получили ранения. Это ужасные цифры. Россия настаивает на расследовании всех преступлений и нарушений прав человека, совершенных в ходе конфликта на востоке Украины, включая обстрелы жилых районов тяжелой артиллерией, транспортную блокаду, фактическое лишение Киевом своих граждан, проживающих в ДНР и ЛНР, социальных выплат и многое другое. Ответственность за это несут в первую очередь сами украинские власти.

– Какие конкретные действия может предпринять Совет Безопасности ООН, чтобы избежать дальнейшей эскалации ситуации в Мьянме? Обсуждается ли возможность введения оружейного эмбарго, поддержит ли РФ такое решение? Считает ли Россия необходимым введение миротворческого контингента в Мьянму? Как в целом в Москве оценивают введение рядом стран односторонних санкций против Мьянмы? И ранее западные СМИ сообщали, что поставки российского вооружения Мьянме противоречат нормам международного права, учитывая, что в стране произошел «госпереворот». Как в Москве оценивают подобные заявления?

– Совет Безопасности ООН внимательно следит за развитием событий в Мьянме. Позиция СБ четко сформулирована в заявлении председателя совета от 10 марта. В нем решительно осуждается насилие против участников мирных протестов, подчеркивается необходимость сохранения демократических институтов, содержится призыв к проведению мирного диалога и примирению в соответствии с волей и интересами народа Мьянмы. Россия полностью разделяет эту сбалансированную позицию.

Чтобы избежать дальнейшей эскалации, по нашему мнению, СБ ООН следует и далее настаивать на налаживании диалога между всеми заинтересованными сторонами. С этой целью выступаем за большую вовлеченность регионалов, прежде всего АСЕАН. Обратили внимание на активно обсуждаемую асеановцами инициативу созыва внеочередного саммита для обмена мнениями по ситуации в Мьянме. Будем ждать итогов форума. Важно помочь Мьянме достойно выйти из нынешнего непростого периода ее истории.

Непременным условием предпринимаемых усилий должна стать последовательная приверженность принципу невмешательства во внутренние дела суверенного государства. Решение возникающих в стране проблем должны найти сами мьянманцы, а роль международного сообщества заключается в оказании им содействия в этом деле.

Мьянма – отнюдь не единственная и далеко не первая страна, где возникают внутриполитические конфликты в связи с национальными выборами. Как мы видели, даже государства с более давними традициями демократии, в том числе и в западном полушарии, не в полной мере застрахованы от внутренних постэлекторальных потрясений.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Госдеп США назвал Россию агрессором

В контексте Мьянмы угроз миру и безопасности мы на данный момент не усматриваем. Кроме того, очевидно, что до конца не исчерпан дипломатический потенциал. Соответствующим образом намерены реагировать на возможные санкционные инициативы в СБ. Вместе с тем будем и дальше внимательно отслеживать динамику ситуации, плотно координируясь с нашими партнерами, в том числе в регионе.

Вопрос о необходимости введения миротворческого контингента в Мьянму сейчас обсуждать также преждевременно.

В отношении односторонних ограничительных мер, тем более с политизированным подтекстом, наша позиция неизменна: применение таковых идет вразрез с нормами международного права и уставом ООН. Подобное внешнее давление, как показывает практика, не способствует урегулированию кризисов и лишь загоняет ситуацию в тупик.

Более того, Мьянма на протяжении десятилетий существовала в условиях внешних санкций, и местные власти, включая военных, приспособились к подобным обстоятельствам. Возобновление рестрикций приведет лишь к ухудшению и без того непростого положения простых людей, тем более на фоне пандемии COVID-19. В этой связи считаем санкционный подход, который стремятся задействовать западные страны, неоправданным и безответственным.

В отношении инсинуаций о неправомерности нашего двустороннего военно-технического сотрудничества с Мьянмой должен напомнить, что против этой страны не существует международного санкционного режима, который ограничивал бы контакты по военной линии и поставки вооружений в эту страну. Подобного рода заявления прессы – чистой воды пропагандистский трюк. Любопытно, что некоторые столицы, из которых они исходят, не отказываются от военных поставок в государства в активной фазе конфликта.

– Планирует ли Россия через международные организации отправлять гуманитарную помощь в КНДР в связи с тем, что в стране наблюдается острая нехватка продуктов питания и медикаментов?

– В связи с пандемией COVID-19 северокорейские власти закрыли границы. Международные организации лишились возможности ротировать свой персонал, заблокированными оказались поставки гумпомощи из-за рубежа – с августа 2020 года в Северную Корею не поступило ни одного контейнера. На фоне прекращения гумпоставок, опустения складов, перебоев в снабжении топливом ожидаемая эффективность деятельности гумагентств фактически сошла на нет. Как результат – в марте страну покинули последние командированные сотрудники гуманитарных агентств, в том числе Всемирной продовольственной программы ООН (ВПП), оставив во главе странового отделения на месте нанятый персонал.

На сегодняшний день перспективы отмены тотальных карантинных ограничений в стране не просматривается. Именно от этого и будет напрямую зависеть возможность возвращения международных гуманитарных агентств в КНДР, а также российское участие в их операциях.

Россия традиционно оказывает гумпомощь нуждающемуся населению КНДР как на двусторонней, так и многосторонней основе. Нашим основным партнером в этом процессе выступает ВПП.

В 2014-2021 годах по линии ВПП нами выделено Пхеньяну в общей сложности 30 миллионов долларов США на обеспечение полноценного питания уязвимых слоев населения. В 2020 году по двусторонней линии поставлено 50 тысяч тонн пшеницы.

В то же время нельзя упускать из виду, что на экономическую и гуманитарную ситуацию в Северной Корее оказывают существенное влияние санкции, причем на ограничительные меры, введенные СБ ООН с целью купирования угроз безопасности, накладываются «драконовские» односторонние рестрикции. Совокупность этих мер не достигает поставленной цели, но бьет по народному хозяйству и простому населению. Специальные гуманитарные исключения работают неэффективно. Положение этой страны, близкое к полной внешней изоляции, усугубляется разрушительным воздействием таких природных бедствий, как засухи, наводнения, нашествия вредителей. Россия постоянно привлекает внимание международных партнеров к этой проблеме, призывая их к переоценке такой негуманной политики.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь