Домой Спорт Радионова: в спорте сейчас одна из главных черт – это вовремя родиться

Радионова: в спорте сейчас одна из главных черт – это вовремя родиться

41
0

Радионова: в спорте сейчас одна из главных черт – это вовремя родиться

Василий КоновР-СпортВсе материалы
Бронзовый призер чемпионата мира 2015 года и первая в истории двукратная чемпионка мира среди юниоров Елена Радионова в интервью Василию Конову на YouTube-канале KonOff рассказала о жизни после спорта, противостоянии молодых российских звезд фигурного катания, пластической хирургии и знакомстве с футболистом ЦСКА Константином Кучаевым.

О планах после завершения карьеры

— На самом деле, прекрасно (смеется). Потому что вначале ты ждешь эту свободу, тебе не хочется абсолютно никуда идти. Потом, конечно, через какое-то время становится страшновато: а сколько вообще эта свобода продлится и будет ли дальше что-то? Но потом как-то постепенно находишь свое дело.
Я до сих пор в поиске. Я, конечно, сейчас стала больше времени уделять тренерской карьере, карьере постановщика. Моя основная деятельность сейчас — я ставлю программы, но также меня просят потренировать детей.
— Одиночники, пары, танцы?
— Одиночники, да. Поучить их прыжкам, вращениям, всем техническим элементам. Также стараюсь принимать участие в каких-то телевизионных проектах, возможно, в будущем я хотела бы быть телеведущей, мне это очень нравится. Всё равно я пока в поиске себя, но всегда мне есть чем заняться, у меня есть основная профессия, которую я продолжаю уже не как профессиональный спортсмен, а как тренер.
Ты уже что-то попробовала из того, что не могла себе позволить, пока была активная карьера? Была какая-нибудь мысль: “Как закончу, так обязательно сделаю”?
— Если честно, такой не было. У меня никогда, скажем так, не было какой-то дури в голове, мне не хотелось гулять, потому что меня так воспитывали. Мне никогда ничего не запрещали особо — если хочешь сходить куда-то, то сходи. Ну и как-то мне мама всегда доверяла, потому что я была с головой и ни в каких ситуациях никогда не была замешана, как-то всегда срабатывал стоп-сигнал. Поэтому у меня такого не было — ой, спорт закончился, быстрее что-то попробовать! Единственное, что бы я хотела — это сейчас покататься на горных лыжах, потому что давно не каталась. Мне это очень нравится, и, конечно, когда профессиональный спорт, боишься получить травму. Наверное, это первое, что бы я сейчас хотела сделать.Елена Радионова

О лишнем весе

— А из гастрономических каких-то вещей?
— Всё было (смеется). Понятное дело, всё было, потому что тебе полностью развязали руки. Конечно, первое время ты ешь как не в себя (смеется). Мне кажется, многие меня поймут. Я со многими девчонками разговаривала, спрашивала: “Ну, вот у тебя как этот период прошел?” И мне все говорят: “Ну вот я не чувствовала чувства сытости, и чувства голода у меня тоже не было”. Вот и у меня так же — ты просто ешь не в себя. Конечно, через какое-то время это заканчивается, уже это не интересно, и уже ты не можешь, думаешь: “Куда?”, но это надо тоже пройти.
Сейчас абсолютно себя не сдерживаю ни в чем, но какой-то, скажем так, постоянной охоты поесть уже нет. Абсолютно все эти психологические проблемы, их можно так назвать, потому что действительно проблемы, потому что когда ты катаешься, когда тебе говорят: “Нет, нельзя”, когда что-то запрещается, этого еще больше хочется. И сейчас никаких психологических проблем нет, абсолютно спокойно к еде отношусь, поддерживаю себя в форме.
В последнее время получилось постройнеть, и мне говорят: “Давай, возвращайся в спорт!” Я даже когда фигурным катанием занималась, я столько не весила. Сейчас у меня достаточно неплохая форма, и мне говорят: “Давай, возвращайся, сейчас возрастной ценз поднимут, надо срочно возвращаться!” Я говорю: “Не-не-не, с меня достаточно” (смеется).
— Плюс какой был?
— Мне кажется, килограммов 6-7 точно было. Ну, у меня как-то периодами. У меня так получилось, что само как-то начало уходить прошлой зимой, потому что мое здоровье пришло в норму наконец, и как-то организм сам стал потихонечку отдавать лишнее, потому что до этого были определенные проблемы, с которыми тяжело было бороться, и буквально за пару месяцев я скинула их и сейчас просто поддерживаю. У меня может гулять один килограмм плюс-минус, но это не критично.
— Как ты пришла к правильному питанию?
— Да я всегда правильно питалась, просто, я думаю, у всех девочек бывают такие периоды, когда девочка взрослеет. И бывает такое, что… У меня, например, были некие проблемы, и поэтому так получилось. Все мне говорили: “Ты толстая, ты толстая” (смеется). Конечно, мне было очень неприятно какие-то вещи слышать, но я понимала, что нужно просто подождать, всё со временем нормализуется, и всё будет хорошо.
— То есть это был просто гормональный сбой?
— Ну да.
— А как психологически в этот момент, когда у тебя набор веса, тебе самой некомфортно, ты понимаешь, что это мешает — и тут вдруг Татьяна Анатольевна Тарасова на всю страну говорит: “Хватит есть-то уже”?
— Я просто знаю, насколько Татьяна Анатольевна меня любит, и я на нее после этих слов вообще не обижалась. Конечно, внутри было неприятно, конечно, по самолюбию она задела (смеется). Но я понимаю, что она мне хотела и сейчас хочет только хорошего, и я знаю, как она за меня переживает, и вот эти фразы были уже, что “Лена, наконец-то сделай уже что-нибудь!” Но я понимала, что ничего с этим не могу сделать, это уже не от меня зависит. Поэтому это, скорее, уже был такой крик оттого, что она уже не знала, что сделать, чтобы меня как-то в чувство, в норму привести. Крик отчаяния. Но я на нее ни в коем случае не сержусь, потому что она для меня столько хорошего сделала, всегда мне помогала на протяжении всей карьеры. Мы по сей день можем созвониться, я до сих пор с ней поддерживаю общение, потому что этот человек действительно на протяжении всей карьеры мне только помогал. И, наверное, если бы я была в какой-то степени слабым человеком по натуре, меня бы, наверное, ее слова сломали. Но так как мы все в спорте непростые люди, все с характером, то ее слова меня, в силу моего характера, только как-то мобилизовали, собрали. Ни в коем случае не было такого: “Ой, что мне делать после этих слов?” Наоборот, меня это как-то всегда стимулирует.

— А внутреннее объяснение вот этому гормональному сбою было? Это взросление, это стрессовая ситуация, это нагрузки? Или это всё вместе?
— Во-первых, это всё вместе. Большие нагрузки плюс, мне кажется, специфика спорта у нас вообще такая, что из-за сильных нагрузок может всё смещаться. Ну и плюс, конечно, последний сезон мой был очень нестабильным в психологическом плане, потому что не всё шло так, как хотелось, и действительно постоянные истерики были. Мне мама говорит, что с замиранием сердца ждала моего звонка, потому что каждый раз это истерики: “Я больше туда не пойду, я не хочу, всё!” И вот эти попытки бросить, которые шаг вперед и пять назад, вот эта непонятная ситуация, которая и тренеров раздражала, и вообще всех окружающих. Но Елена Германовна (Буянова) мне очень пыталась помочь, и я ей на самом деле очень благодарна. Мне очень жалко, что нам немножко не хватило времени, чтобы показать наш результат. Елена Германовна — это действительно тот человек, который, наверное, тоже, если на меня ругается, то мне абсолютно не обидно. Я понимаю, что она делает только лучше для меня.
— Диеты не спасали?
— Не-а. Нет, ну вообще, я на протяжении, мне кажется, всей карьеры… Ну, диетой это неправильно называть, у меня было сбалансированное питание, я обращалась к специалистам, как раз меня Татьяна Анатольевна направляла. Они мне прописывали диету, мне мама тоже готовила специальную еду. Поэтому я не могу сказать, что в какой-то момент я села на диету, нет, это было, мне кажется, лет с 15-16. Но потом началось такое время, которое тяжело было преодолеть (смеется).
— И пошли пироженки, да?
— Нет, пироженок не было абсолютно. Было такое, что я, например, могла вообще целый день ничего не есть, когда меня не выпускали на лед. Я могла выпить пол-бульона, просто без курицы, без всего, бегать два часа в пленке, это было как раз лето — утром час, вечером час, всю себя обмотать, надеть теплый спортивный костюм и просто проснуться на следующий день и не похудеть ни на грамм (смеется).
— И как вот в этот момент?
— Очень тяжело, очень. Потому что ты уже не понимаешь, что делать, как вообще на лед выходить. Тренеры тоже злятся, потому что они понимают, что любой лишний вес — это риск травмы. Еще раз говорю, что это было очень непростое время.
Какие слова ты нашла для самой себя, с учетом того, что ты не обращалась к психологам, ты не даешь выхода эмоциям, но вот эту стрессовую ситуацию нужно как-то пережить?
— Как раз перед прокатами — это был август — я дала себе еще один шанс, что нужно собраться, нужно отдать все силы. Если получится, будем бороться. Если все-таки не пойдет, то надо с этим заканчивать. Я себе честно дала понять, что или я всю себя отдаю — и я попыталась. Я себя всю отдавала, но это не приносило того результата, который вел бы меня к первому, второму или третьему месту. Если я не занимаю эти места, то я не вижу смысла вообще этим заниматься. То есть мне или заниматься хорошо, или вообще никак. Поэтому я не хотела вообще там болтаться как-то, знаете, серой плесенью, ездить по этапам Кубка России, потому что я понимала, что с таким результатом ни в какую сборную мне не попасть. Думала, лучше я так оставлю, чем… Просто существовать в фигурном катании мне не хотелось, мне хотелось все-таки выигрывать.

О травмах

— Буянова говорила, что помимо одной проблемы, которую мы уже обсудили, была еще одна проблема — спина.
— Да, спина, переходящая в бедро, потому что у меня специфическое строение бедер, и мне всегда была нужна особая нагрузка вне льда. Я занималась со специалистом, занималась пилатесом. Занималась с Галиной Дремовой, у которой просто золотые руки. Я приходила к ней после льда, ездила к ней в студию, и она меня выправляла, где-то мышцу одну подкачает, вторую расслабит, потому что у меня очень сильный перекос был, из-за этого мне мешало прыгать. Другая становится ось прыжка.
— Тебя сносит…
— Да, и ты по-другому прыгаешь. И из-за этого у меня постоянно бедро, спина болела, с этим были проблемы. Это достаточно давно началось, когда я еще в юниорах не каталась. Как-то так постепенно, чем я старше становилась, тем оно меня постоянно беспокоило. Но как-то я привыкла к этой боли, как-то уже старалась не обращать внимания, но да, это был еще один такой момент, в который надо было себя перебарывать. В принципе, мне не привыкать, я и со сломанным пальцем на ноге каталась (смеется). С чем только не каталась! Мы, спортсмены, к этому привыкли и стараемся как-то на боль не обращать внимания.
— Но всё равно, когда у тебя достаточно сильные боли… Одно дело, когда здоровый мужик может закрыть на это глаза и перетерпеть, а вот девушка хрупкая как? Ты прыгаешь, а у тебя каждое приземление отдает от пятки до затылка через весь позвоночник.
— Это спорт. Выживает сильнейший. Болит у всех, просто нужно с этим как-то справляться, бороться.
— А ты вообще хрупкая?
— Я бы не сказала. По своей натуре, на самом деле, если бы я была хрупкая, меня бы давно уже сломали психологически (смеется).
— Сожрали бы, да?
— Сожрали бы, сломали, да, потому что в спорте или ты, или тебя, как бы это грубо ни звучало. Поэтому постоять за себя я умею, при том, что в жизни я абсолютно спокойный человек, который не полезет ни с кем ругаться. Чтобы меня вывести сильно, я не знаю, что должно произойти.
— Получается, психологические проблемы, проблемы со здоровьем, большое количество тренировок, лед, стрессы. Те медали, которые в твоей карьере случились, они вот этого всего стоили?
— Да. Я вообще ни о чем не жалею! Я благодарна фигурному катанию за всё. Когда меня спрашивают: “Что ты хотела бы изменить?”, я бы сказала: “Ничего!”, потому что фигурное катание мне многое дало. Для меня, вообще, спорт не всё, что есть в жизни, я всегда так об этом рассуждала. Для многих спортсменов, например, фигурное катание — это всё. Ты просыпаешься под фигурное катание и засыпаешь под фигурное катание, все мысли о фигурном катании. У меня такого не было. Я всегда переключалась на что-то другое, потому что если не переключаться, я бы просто свихнулась. Поэтому я считаю, что для меня фигурное катание — это толчок в жизнь, какой-то определенный этап, который мне открывает новые двери, новые возможности для моей дальнейшей жизни.
— Кто для тебя эталон женственности в фигурном катании?
— Таких, на самом деле, несколько. Я думаю, Каролина Костнер, Мао Асада, Ю На Ким и Эшли Вагнер.
— А наши?
— Не знаю. Например, из тех, кто сейчас катается, мне нравится, как Алена Косторная катается и Камила Валиева.
— Чего нашим не хватает?
— Кира Корпи еще.
— Опять не наша. Неужели наши девочки и раньше, и сейчас не настолько женственные, что не могут конкурировать с Корпи, Костнер или Вагнер?
— Это, кстати, хороший вопрос. Не знаю, но вот мне они нравились. Чем они меня взяли — трудно сказать: из-за макияжа или из-за прически. Нет, они мне нравились в общем, как фигуристки. Как они себя подают, как они катаются, как они исполняют те же прыжки. Это же тоже мы всё воспринимаем…
— Комплексно, конечно.
— …визуализацию все по-разному. Поэтому я назвала пятерых, которые действительно такое женское катание. Я говорю, возможно, девочки, которые, вот Алена Косторная и Камила Валиева, через пару лет мы так же встретимся в студии, вы мне зададите этот же вопрос, и я тогда добавлю наших девчонок туда (улыбается). Но пока…

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Выборы главы ФНЛ пройдут 25 февраля

О Косторной, Трусовой и Щербаковой

— У Саши Трусовой женственное катание?
— Оно стало женственнее, чем в прошлом году, потому что очень много разговоров на эту тему. Лично мне кажется, что она в этом году, в этом сезоне стала более пластичная, более раскрепощенная, и видно, что она много работала с хореографом, над пластикой, над хореографией. Поэтому лично для меня я это ее изменение вижу. Потому что очень много разговоров насчет этой темы, но мне кажется, что она стала женственнее.Александра Трусова
— Трусова, Щербакова или Косторная?
— Они все такие разные.
— В чем?
— Потому что Саша — это русская ракета, как ее прозвали. Это четверные прыжки, нереальный контент. Аня Щербакова — она такая легкая, воздушная, прямо девочка-девочка. Милашка, одним словом (смеется).
— Но опять же, ты ее не назвала при этом среди тех, у кого женственное катание. Хотя сейчас получается — девочка-девочка.
— Девочка-девочка, да. Но не могу сказать, что это такое женственное у нее катание. Я думаю, она с возрастом приобретет просто это всё. Пока еще не время, так же, как и мне говорили, называли меня цыпленочком, который подрастет (смеется). Когда я была в юниорах, мне тоже говорили: “У тебя пока не женственное катание”. Мне казалось — ну как, я же слышу музыку, стараюсь как-то эмоции свои показать! А потом действительно проходит время и смотришь, что с каждым годом катание действительно как-то само становится женственнее. Не так, что ты над ним прям работаешь. Естественно, ты работаешь над шагами, скольжением, но именно вот эта стать приобретается со временем. И если смотреть все сезоны, то действительно это, мне кажется, внутри как-то что-то у девочки меняется. Как она превращается в девушку, вместе с ней приобретается вот эта стать, какое-то чувство себя.
— Косторная.
— Косторная — классная катальщица. Мне кажется, может любой образ воплотить, очень танцевальная. Мне кажется, у нее очень хороший контакт с публикой, с залом, и это ее главный плюс. Я всегда выделяла Алену Косторную, потому что мне она ближе, потому что она, так же, как и я, мне кажется, общается со зрителями, от нее исходит эта энергетика, поэтому ее катание мне ближе всех.Алена Косторная
— Кто из них самый талантливый?
— Косторная.
— Несмотря на прыжковый набор у Трусовой и Щербаковой? То есть она, даже заведомо в количестве четверных проигрывая им, может побеждать?
— Талант в том, что я смотрю на их данные. Алена музыкальная, у Алены от природы хороший толчок. Мы же видим, она достаточно высоко толкается ото льда. Поэтому по данным, мне кажется, она самая талантливая.
— Кто поедет в Пекин?
— Камила Валиева (смеется). Камила Валиева
— Ты, кстати, третья, кто называет ее претендентом на победу.
— Ну да, потому что, мне кажется, у нас в спорте сейчас одна из главных черт — это вовремя родиться (смеется). Потому что мне тоже в свое время не повезло, мне не хватило полгода, чтобы бороться за попадание на Олимпиаду. А тогда у меня очень хорошее время было, когда мне всё нипочем было. Всё абсолютно легко каталось, хоть три произвольные за тренировку, и вообще не уставала. А потом так получилось, что уже было поздно (смеется). Все-таки как раз Алинке Загитовой в этом плане повезло, что у нее самый пик пришелся на олимпийский год. Поэтому мне кажется, что в наше время важно вовремя родиться.
— Хорошо, это одно место. У нас еще два места в одиночке.
— Я думаю, девчонка этого же года еще одна поедет. Возьмем Дашу Усачеву, например. Или, например, Софья Самоделкина проходит? Акатьева не проходит?
— Так, подожди. У нас Трусова, Щербакова и Косторная. И третий заход у Туктамышевой. А ты сейчас вспоминаешь тех, кого еще большая публика не всех видела.
— (Смеется) Да, но я думаю, кто-то из этой тройки поедет. Я думаю, Камила, Аня Щербакова, а третьей будет или Трусова, или Косторная.
— Лиза нет?
— Не знаю. Очень тяжело, потому что спорт — это очень непредсказуемая штука, бывают травмы. Поэтому очень всё непредсказуемо. Но мне кажется, одни из претендентов — это Валиева и Щербакова. Если смотреть на строение тела Щербаковой, ей пубертат, мне кажется, легче всего будет (преодолеть). Может, и Трусова. Можно четверых отправить?
— Нет, у нас три места.
— Ну, я не знаю, тяжело сказать.
— Ну хорошо, давай вот эта четверка…
— Да, давайте четверых все-таки оставим.
— Четверка. В чем сильная сторона каждой из них и в чем каждой из них, на твой взгляд, нужно прибавить, чтобы стать сильнее?
— Косторная — классная катальщица, от нее энергетика исходит. Это ее сильная сторона. Конечно, для того, чтобы побороться за первые места, тройной аксель ей сейчас нужен, и, я думаю, если она выучит четверной, это только укрепит ее позиции.
Щербакова. У нее сильная сторона, что она легкая, у нее тоже есть свой стиль, не похожий ни на кого. Но, например, мне как зрителю хотелось от нее каких-то зажигательных образов, потому что она всегда такие какие-то лирические мелодии катает, какой-то у нее такой вот лирический образ. Мне все-таки хотелось от нее, наверное, какого-то энергичного номера.
— Хулиганства.
— Да, какой-то такой образ, который ее покажет абсолютно с другой стороны. Потому что с четверными у нее и так всё в порядке, с прыжковой составляющей. В этом она тоже сильна.
Трусова. Ну, конечно, контент серьезный, тут не поспоришь. Но, наверное, от нее хочется стабильности какой-то, потому что может она много, и на соревнованиях она должна делать то, что она может. А потенциал у нее огромный. Ну и, конечно, она работает сейчас над катанием, над женственностью. Если она так продолжит, то, я думаю, она будет очень хорошо смотреться.
Камила. Ну, Камила — это вообще космос какой-то на самом деле — и растяжка, и катание, и четверные. Четверной, правильно? Один у нее вроде?! Поэтому, я думаю, ей нужен еще какой-нибудь один четверной, чтобы уж точно быть в лидерах. Ну и, конечно, с возрастом у нее вот эта женственность придет, мне кажется, даже сама. Конечно, если она будет работать так, как сейчас, всё это придет намного быстрей, катание улучшится, но, я думаю, Камила — это, мне кажется, такой симбиоз этих трех фигуристок, три в одном. То, что она сейчас показывает, это действительно какой-то космос.
— Представь себя на месте любой из них, понимая, что есть Камила, которая потенциально в олимпийский сезон их всех уберет без вопросов.
— Мне не хочется такими громкими фразами кидаться, но то, что у нее перспективы огромные, это факт. Ее плюс в том, что у нее на Олимпиаду как раз выходит самый оптимальный возраст для женского одиночного (катания).

О возвращении Загитовой

— Ни разу не прозвучала фамилия Загитовой. Совсем никаких шансов на Пекин?
— Я просто не знаю, как она сейчас — готовится к соревнованиям, нет. Просто трудно говорить, потому что я, если честно, не в курсе, чем она сейчас занимается. Если она готовится к соревнованиям, то, конечно, у нее шансы большие, потому что у нее есть опыт, она человек, который выиграл все титулы, и у нее их никто не отнимет. У нее никакой психологической нагрузки не будет.
Алина сейчас тоже стала очень женственной, мне кажется, ее катание прямо завораживает. Вообще она очень красивая девушка. Поэтому, если Алина сама будет готова, то, я думаю, у Алины всё получится.Алина Загитова
— У нее показательный номер на Гран-при был очень красивый, но, получается, год соревновательная пауза.
— Это очень тяжело. Сама знаю, когда я вот тоже поддерживала форму, просто для шоу, и я понимаю, что нет соревновательной практики, очень отвыкаешь от этого. И потом влиться в эту струю, заставить себя работать так, как ты привык, тяжело, когда ты уже немножечко выбиваешься из этого графика.
— Мне как раз после интервью с Лешей Ягудиным в комментариях писали, что я ошибся относительно того, что два года пауза у Алины, но я сейчас объясню, что я имел в виду. Год — пауза, которая была, и очевидно, что в чемпионате России Алина принимать участие не будет. Соответственно, минус Европа, минус мир и весь следующий сезон — соревновательная практика у нее может появиться только осенью следующего года. Отсюда та пауза в два года, про которую я говорил. Фактически два года. Шоу, “Ледниковый период”, сейчас новогодние выступления — это не идет ни в какое сравнение с официальными стартами. Что должна сделать Загитова, чтобы осенью следующего года составить конкуренцию тем, кто продолжает тренироваться, прыгать четверные, и претендовать на место в сборной на Олимпийские игры?
— Тяжело сказать, что она должна сделать. Мне кажется, всё зависит от нее, насколько она этого будет хотеть. Всё зависит от ее желания.
— Ты веришь, что она может вернуться и составить конкуренцию? И разбить четверку тех, кого ты называла до этого?
— Да, я верю. Когда человек чего-то хочет очень сильно, он всегда этого добивается. Еще раз повторюсь — всё зависит только от нее. Я верю в это.
— Четверной выучить сейчас реально?
— Мне тяжело сказать, если честно. Конечно, когда ты учишь его в 13 лет — это одно, а когда ты его учишь в 18 лет — это абсолютно другое, поэтому давать какие-то прогнозы, реально или нет… Это чужой организм. Если бы вы меня спросили, могла ли я, я бы легко ответила.
— Могла бы?
— Во сколько лет? В 13?
— Сейчас.
— Сейчас? Конечно, нет (смеется). Сейчас тройные собрать бы, потому что я уже давно не каталась. А так, в 13 лет — да, я могла бы выучить четверной.
— Просто Алине же не 13.
— Алине — да, не 13, но тяжело залезть в чужой организм и сказать. Все себя по-разному чувствуют.
— Ты каталась и с Алиной, и с Женей, и с Юлей (Липницкой), и с Аделиной (Сотниковой). С кем больше всего общалась? Кто наибольшее впечатление произвел?
— Мы всегда общались с Юлькой Липницкой хорошо, мы сразу нашли общий язык, несмотря на то, что она всем кажется очень сдержанной. На самом деле она очень открытая, очень веселая. Мы всегда с ней находили много тем для разговоров и до сих пор можем списаться, созвониться. И с Лизкой Туктамышевой, потому что она тоже очень такая позитивная, веселая. Мы с ними, наверное, одинаковы по духу.
— Мне показалось, или ты сейчас, когда говорила про Алину, чуть-чуть осторожничала? Это может быть связано с тем, как на тебя набросились в прошлый раз после оценки в ее адрес?
— (Смеется) На самом деле, говорить какие-то прогнозы за человека, я считаю, не очень правильно. Поэтому не то, чтобы осторожничала, просто не хочу каких-то громких заявлений делать, потому что, еще раз повторюсь, всё зависит только от Алины.
— Ты тогда сильно переживала, когда болельщики Алины пришли к тебе?
— Да я вообще не переживала (смеется). Я просто говорила то, что я видела. Мне так показалось. У каждого свое мнение. Если у меня мнение такое, почему я не могу это говорить? Почему я должна молчать и говорить так, как всем хочется это слышать?
— Ты сказала, что возвращение Жени Медведевой к Тутберидзе было инициативой Этери Георгиевны. Откуда такая информация?
— Инсайдерская информация (смеется).Тренер Этери Тутберидзе и фигуристка Евгения Медведева
— То есть это стопроцентно точно, но просто ты не можешь назвать, кто сказал?
— Мне кажется, это просто некрасиво будет говорить, поэтому… Я знаю (улыбается).
— Получается, у Жени не получилось в Канаде, и она вернулась, или это вынужденная ситуация?
— Это вынужденная ситуация. Как мы видим, сейчас летать на самолетах просто невозможно, тем более на другой континент, поэтому она сделала такое решение, и я думаю, это достаточно правильный выбор.
— Опять же, фамилия Жени не прозвучала в списке тех, кто может поехать в Пекин.
— Да, потому что я сейчас назвала тех, кто именно в данный момент соревнуется, на протяжении этого сезона, поэтому я назвала, кто вероятнее всего поедет.
— Девочки, которые за пределами “Хрустального” становятся другими спортсменками — мы видели это на примере Юли (Липницкой), на примере Жени, сейчас пока короткий промежуток прошел, но все-таки мы видим на примере Трусовой. С чем это может быть связано?
— А в чем они другие?
— Результаты!
— Это да, потому что система Этери Тутберидзе работает и приносит очень хороший результат. Этери уже великий тренер.
— В чем секрет системы?
— Мне кажется, в первую очередь — дисциплина. Каждый спортсмен приходит и знает, что он хочет. Плюс, я думаю, секреты тренировочного процесса, которые знает только Этери Тутберидзе. Насколько я знаю, всё очень дисциплинированно, всё очень по полочкам, всё очень четко. Мне кажется, это очень классно, когда спортсмен приходит, и он знает, для чего он это делает, что ему надо делать, и это очень помогает на самом деле.
— Тутберидзе или Тарасова? Кто из них, на твой взгляд, более великий тренер?
— Мне кажется, Татьяну Анатольевну нельзя ни с кем ставить в один ряд, потому что Татьяна Анатольевна — это просто наша мама фигурного катания, легенда (улыбается). Поэтому мне кажется, Татьяна Анатольевна вне конкуренции идет.Этери Тутберидзе и Татьяна Тарасова
— Ты с Татьяной Анатольевной работала, она тебе помогала. А как ты думаешь, в “Хрустальном” ты бы смогла заниматься? Не было мысли, когда ты меняла тренеров, попробовать постучаться туда?
— У меня такой мысли не было. Конечно, мне интересно посмотреть, как они работают, потому что эта система приносит результат, а мы все работаем на результат. Конечно, для меня как спортсменки было интересно, что же они такого делают, что они добиваются такого результата. Но такой идеи у меня не было, я сразу понимала, что хочу перейти к Елене Германовне, и никакие другие варианты больше не рассматривала.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Тедеско не сдержал слез на пресс-конференции после матча с "Зенитом"

«При переходе к Буяновой я считала себя в какой-то степени предателем»

— Болезненный переход был к Буяновой?
— Не могу сказать, что он болезненный. Он…
— В фигурке просто всегда любой переход — это всё: “Ты предатель, как ты вообще смогла?”
— Я говорю, что я себя считала в какой-то степени предателем, потому что у нас в России так принято, что если ты переходишь, то ты предатель. Но никто не рассматривает другую сторону медали, что у тренера может быть несколько спортсменов, а твоя профессиональная карьера только одна. Поэтому для меня этот переход был уже осознанный. Конечно, я думаю, Инне Германовне (Гончаренко) было обидно в какой-то степени, потому что она со мной с самого детства. Да и мне было тяжело с ней расставаться, потому что ну как так — я с самого детства у нее, как-то мы все шли-шли всё время вместе, но, к сожалению, как-то не получилось. Я понимала, что надо что-то менять.
— Расстались как? Общаетесь?
— Да нет. Ну как, я с праздниками могу поздравить, но нет такого, что мы общаемся.Елена Радионова и тренер Елена Буянова
— То есть все-таки тяжело далось.
— Да нет, я на самом деле всегда готова с ней поговорить, потому что она мне абсолютно не чужой человек, между нами было очень много хорошего, много классных побед запоминающихся. Поэтому я с удовольствием с ней бы пообщалась (улыбается).
— А не было такого, что кто-то пытался тебя перетащить?
— Нет.
— Никаких предложений ни разу?
— Нет, никогда такого не было. И хочу сказать, что если у спортсмена с тренером всё хорошо, то ни за какие деньги, вообще не знаю, что нужно предложить спортсмену, чтобы он перешел.
— То есть переход Трусовой и Косторной — это внутренняя ситуация в “Хрустальном”, которая могла сдетонировать и послужить поводом для ухода к Плющенко?
— Я, кстати, согласна с Максимом Траньковым, что переход Трусовой я могу понять, потому что она действительно из всех соревнований всегда была третьей.
— Приятно, что Лена смотрит интервью на нашем канале.
— Да, я посмотрела. Мне на самом деле интервью с Максимом было очень интересно смотреть. А вот Косторная… Мне кажется, что у них с Этери был какой-то контакт, коннект, и мне кажется, что Этери к ней очень относилась, в kiss and cry они как-то сидели… Прямо было видно, что Этери тоже к ней со всей душой, поэтому мне жалко, что их тандем распался, потому что этот тандем приносил результат и очень хороший результат. Но, видимо, что-то не устроило.

«Хотела сделать из себя силиконовую Барби»

— Я помню, ты в каком-то интервью говорила, что ты вообще бунтарка. Желание удалить ребра — это вариант бунтарства?
— (Смеется) Да, это как раз переходный возраст, когда хотелось изменить в себе всё: ребра, скулы сделать, нос поменять, губы накачать, грудь сделать, всё-всё-всё. Сделать из себя силиконовую Барби (смеется). Мне казалось на тот момент, что это красиво, это очень всё гармонично смотрится, но потом ты понимаешь, что это абсолютная дурь была в голове, которая со временем просто исчезла куда-то.

— Но про ребра ты серьезно думала?
— Ну, не так, что я записывалась уже на операцию (смеется). Нет, хотелось. Просто какое-то время мне хотелось это сделать, а потом думаешь — как вообще можно было об этом думать?
— Как ты относишься к пластической хирургии? Что в твоих границах допустимо, а что нет?
— Мне кажется, сейчас вообще время натуральности. Все устали от всего силиконового, от силиконовых поп и грудей. Но если человеку что-то не нравится в себе, иди и сделай. Но я считаю, сделать без перебора, то есть не качать губы-пельмени, не делать грудь 8-го размера (смеется). Это уже слишком.
— Максимально какой допустимый? Вот если бы ты пошла делать.
— Да я вообще, если честно, против этого всего.
— Против пластической хирургии?
— Да, я против, потому что это, прежде всего, здоровье. Мне кажется, сейчас все стараются придерживаться здорового образа жизни, все стараются выглядеть более натурально, поэтому мне кажется, пластические операции — это уже не модно.
— То есть с ребрами не было такого, чтобы кто-то отговаривал, это ты сама поняла, что…
— Да нет, конечно! Чтобы дойти вообще до какого-то пластического хирурга, это я не знаю, что должно было быть просто в голове. Как бывает, людям нравится одно время слушать рок, а потом не нравится человеку слушать рок. Так же и мне одно время показалось, что хотелось идеальные пропорции 90-60-90, но как раз это был подростковый возраст, когда, мне кажется, любому подростку в себе всё не нравится. А потом ты из гадкого утенка превращаешься в прекрасного лебедя, и все вот эти вот твои внешние изъяны наоборот приобретают положительный (эффект).
— Ты хвалила Олю Бузову как-то. Такой вот self-made вариант девушки чем тебя может привлечь? Что тебе интересно было бы спроецировать, предположим, из ее поведения на свое?
— Мне нравится то, что она добивается всего сама, несмотря на то, что у нее просто миллион хейта в ее сторону. Она, несмотря ни на что, двигается вперед и добивается своей цели. Вот, наверное, в этом она молодец.
— В “Ледниковом периоде” Бузову видела?
— Да.Ольга Бузова
— Хотела бы с ней рядом покататься, принять участие тоже в “Ледниковом периоде”?
— Я бы, наверное, вообще хотела бы в “Ледниковом периоде” поучаствовать, мне кажется, это очень интересный опыт, поэтому с удовольствием бы приняла в этом участие.
— Прогресс у Оли заметен от эфира к эфиру?
— Прогресс — да. Видно было, что ей очень тяжело это дается, но она очень работоспособная, поэтому действительно прогресс был виден.
— То есть тебе интересней именно шоу, не спектакль?
— Да, мне интересней именно шоу. Я, кстати, со многими спортсменами разговаривала, и они себя тоже порой как-то не в своей тарелке, что ли, чувствуют на каких-то спектаклях. Мне ближе все-таки, когда ты выходишь… Ну, когда ты катаешься в “Art on Ice”, после этого, конечно… Это просто великое шоу. У меня всегда была мечта поучаствовать в “Art on Ice” и в шоу Ю Ны Ким. Ну и, конечно, в японских шоу. Но так получилось, что в японских шоу я каталась еще юниоркой, я попробовала, что это такое. В шоу Ю Ны Ким мне помог попасть Денис Тен — как раз меня пригласили, он вел, скажем так, все эти переговорные моменты. И потом меня пригласили в “Art on Ice”. Это была моя мечта, я просто сидела с открытым ртом, смотря, как это всё делается — это такой уровень, что… Конечно, после “Art on Ice”, когда ты там покатаешься, тебе всегда хочется кататься только в “Art on Ice”, в шоу такого уровня (смеется).
— Денис вообще много помогал?
— Да, Денис мне очень много помогал, и всегда я к нему ездила выступать. То есть когда нужна была какая-то помощь, он всегда мог помочь.
— Когда узнала о случившемся, как переживала, насколько это было сложно?
— (Вздыхает) Ой, это было ужасно. Я ехала с тренировки, мне звонит Елена Германовна и говорит: “Ты знаешь, что такое случилось?” Я не знала. И я понимаю, что мне надо еще до дома доехать, но всё уже — эмоции переполняют, руки трясутся, и я думаю: “Лишь бы до дома доехать спокойно”. Конечно, в шоке ходила несколько дней. Было очень тяжело.

Об отношениях с Кучаевым

— Лена Радионова стала вести активно свои соцсети.
— (Смеется) Да, я стараюсь!
— И в один прекрасный день к болельщикам фигурного катания примкнула огромная армия болельщиков футбольного ЦСКА, потому что Лена решила поздравлением с днем рождения вывести в свет своего бойфренда, по совместительству футболиста ЦСКА Константина Кучаева. Костя сразу разрешил выложить?
— Да у нас как-то особо нет такого, что нельзя выставлять фотографии или еще что-то. Мне захотелось — я выложила (улыбается).

— Ну до того момента никто же не знал в большом количестве.
— В большом — нет, но, в принципе, в моем кругу все знали, в его кругу общения, поэтому такого не было, что мы как-то прямо всё в тайне держим.
— Как Константин появился в твоей жизни?
— (Смеется) Он сам появился, сам написал, сам захотел встретиться. Это было достаточно давно, у меня тогда, мне кажется, на первом месте стояла карьера, потому что был как раз олимпийский год, и мне вообще было не до этого. Но Костя все-таки как-то сделал так, что заинтересовал мое внимание.
— Как так получается, что до романа с Костей никто не знал о предыдущих романах?
— Да их и не было.
— Ни одного?
— Нет, ни одного. Поэтому я и говорю, что меня абсолютно встречи с мальчиками не интересовали (смеется). Ну и мне как-то так всегда говорили, что это всегда может подождать, ну и я как-то всегда абсолютно к этому спокойно относилась. Конечно, были ухажеры, были ребята, которые пытались за мной как-то ухаживать.
— Подбивали клинья.
— Да (смеется). Но мне это абсолютно не надо было. Но Костя, наверное, тот парень, который действительно как-то добивался меня, добивался своей цели и не оставил мне вообще шансов (смеется).
— Что есть у Кости, чего не было у остальных?
— Наверное, всё в совокупности. Как-то понимаешь со временем, что это твой человек. Конечно, только со временем мы поймем, кто на самом деле твой человек, пока не так много времени прошло, и говорить рано о чем-либо. Ну а в целом смотришь на человека, смотришь, как он себя ведет, как он шутит, как он в сложных ситуациях проявляется. Поэтому по человеческим качествам, я думаю, Костя меня привлек.
— Он же тебе написал в Instagram?
— Да.
— Неужели сразу в любви признался?
— Есть темы просто, которые… Чем-то я готова поделиться, а чем-то не готова (улыбается). Я считаю, что это всё равно должно остаться как-то внутри. Может быть, когда-нибудь мы решимся что-то рассказать.
— Сколько времени до первой встречи в реальной жизни прошло?
— Мне кажется, месяц.
— Серьезно так испытывала!
— Да. Он меня вообще долго добивался (смеется).
— Топ-3 самых красивых футболистов в России.
— В России?
— Ну, первое место понятно. Второе и третье?
— Не-не, в России мне точно никто не нравится (смеется).
— Хорошо, не в России.
— Мне всегда как-то в детстве нравился Дэвид Бекхэм (смеется).
— Все понятно, ничего удивительного.
— Вот не знаю, как меня судьба тоже с футболом свела (смеется).
— Топ-3 самых красивых фигуристов. Одиночники, пары, танцы — неважно.
— Да я, на самом деле, очень привередливая. Поэтому никто (смеется).

«В месяц трачу 150 тысяч»

— Костя — успешный футболист с устойчивым финансовым положением. Могла бы ты представить отношения с мужчиной, который зарабатывает меньше тебя? Важен ли этот момент?
— Смотря, какой период, наверное. Потому что я должна своим мужчиной гордиться, для меня это важно. Мне важно, чтобы меня мужчина тоже мотивировал — как я его мотивировала, так и он меня.
— Как ты мотивируешь Костю, мы по голам в этом сезоне видим.
— (Смеется) Ну, посмотрим. Дай бог. Поэтому для меня важно, чтобы мужчина тоже был успешный, потому что он меня будет мотивировать, я буду тянуться за ним, я тоже буду хотеть. Вот он добился, и я хочу чего-то добиться! У всех разные периоды в жизни бывают — это жизнь. Если какие-то проблемы могут быть, то, конечно, я поддержу, помогу, но всё равно, мне кажется, мужчина — глава семьи, мужчина должен зарабатывать больше, чем женщина.
— После окончания карьеры основной источник дохода у тебя какой? Шоу?
— Конечно. Я сама работала и работаю до сих пор.

— Вопрос, который я всем задаю. Сколько ты тратишь в месяц?
— Наверное, если брать только на жизнь, тысяч 100-150.
— ЦСКА всегда будет первым?
— Конечно!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь