Домой Спорт Василий Березуцкий: выходили на матч со «Спартаком» с бодуна

Василий Березуцкий: выходили на матч со «Спартаком» с бодуна

42
0

Василий Березуцкий: выходили на матч со "Спартаком" с бодуна

Василий КоновР-СпортВсе материалы
Василий Березуцкий завоевал за время выступления за ЦСКА в составе армейской команды 20 титулов и в январе этого года вернулся в родной дом, а в августе вошел в тренерский штаб. Трансферы и выступление в Лиге Европы, когда ЦСКА станет чемпионом, первые зарплаты и самые высокие премиальные, тяжело ли выступать с похмелья и кто входит в идеальный состав ЦСКА по версии Василия в большом интервью Василию Конову на YouTube-канале KonOff.

— Мы приехали в Москву, уже из Голландии вернулись, было предложение от Леонида Викторовича (Слуцкого) и от ЦСКА. В принципе, нежелание ехать в какой-то другой город, переезжать, еще что-то склонили чашу весов в пользу родного клуба.
— То есть предложение Слуцкого сразу не рассматривал?
— Рассмотрел бы 100%, если бы не было предложения от ЦСКА, но, опять же, хотелось остаться в Москве, потому что семью перевозить в Казань было бы, наверное, достаточно сложно. Поэтому выбор пал на ЦСКА.Леонид Слуцкий и Василий Березуцкий (слева направо)
— Сразу был вариант с тренерским штабом или как брат мог бы пойти в топ-менеджмент?
— В принципе, можно было, наверное, даже пойти в тренерский штаб, но хотели посмотреть, присмотреться, что больше понравится, как этой пойдет. Опять же, какой-то опыт, посмотреть, как работает клуб – все это было интересно. Ну а потом уже, конечно, решение за тем, что, все-таки, тренерская работа интереснее, более правильная, наверное, для футболиста, поэтому выбор пал в этом направлении.
— Какой функционал на данный момент?
— Оборона, ну и все общение. То есть больше к обороне. Если это относится к каким-то вопросам, к каким-то решениям, то спрашивают моего совета, мы что-то обсуждаем. Все равно решение за главным тренером, но обсуждение по обороне и ее понимание, конечно, выше. Ну а так, это, конечно, все, то есть во всех обсуждениях я участвую, в каких только можно.
— Почему мы тогда пропускаем?
— Мы будем пропускать, это футбол.
— Но мы пока пропускаем больше, чем забиваем, особенно в Европе.
— В Европе да, но у нас сейчас все команды в Европе пропускают больше, чем кто-либо. Понятно, что мы играем в Лиге Европы, все-таки это не тот турнир, но, как показывает…
— Почему не тот турнир?
— Ну, не Лига чемпионов. Лига Европы все-таки послабее уровнем.
— С твоим-то послужным списком конечно.
— Конечно, нравится играть только в Лиге чемпионов (улыбается). Лига Европы тоже престижный турнир, но Лига чемпионов, все-таки, это топ.
— Перед началом турнира ты в шутку назвал нашу группу в Лиге Европы «группой смерти». Как же так получилось, что шутка вдруг стала реальностью?
— Такое бывает. По мне, уровень чемпионата России падает, нам становится тяжелее играть с европейскими командами. Возможно, это тенденция. Будет это продолжаться или нет? Наверное, будет. Сейчас у нас только две команды в Лиге чемпионов осталось, нас поджимают и Голландия, и Бельгия, и если не исправлять как-то ситуацию, то что будет в будущем — это большой вопрос.
— Прогноз УЕФА, который был после предыдущего тура в официальных аккаунтах УЕФА, это то, что через три года Россия покидает топ-10 и лишается прямой путевки в группу Лиги чемпионов.
— Ну, наверное, близко к этому.
— А как ты думаешь, в чем причина столь стремительного падения уровня российского футбола?
— Основная причина одна. Можно искать какие-то варианты, какие-то ответвления, но глобально она одна — это потеря конкуренции в связи с лимитом, потому что наши футболисты становятся неконкурентоспособными в Европе вследствие каких-то ограничений. Они не тренируются с лучшими, они не тренируются с футболистами, которые играют в Европе. Зачастую, наверное, многим командам приходится брать российских футболистов, которые ниже уровнем, чем если бы они взяли за те же деньги какого-то легионера. Поэтому средний уровень падает и уровень чемпионата России падает.
У нас есть хорошие футболисты и, наверное, нельзя говорить, что у нас не растут дарования. Просто их меньше, чем в других странах, и средний уровень российских спортсменов тоже ниже.
— Топ-3 российских футболистов прямо сейчас.
— Головин и Миранчуки. Наверное, как-то так.Полузащитники сборной России Александр Головин и Алексей Миранчук
— Из ЦСКА кто близко к тройке?
— ЦСКА еще немного не хватает опыта. Я думаю, Дивеев, Кучаев. Ну пусть будет Марадишвили еще.
— А как же Чалов? Еще в прошлое трансферное окно говорили, что он стоит в районе 30 миллионов и было приглашение из Англии.
— Не только говорили, было и предложение, поэтому стоит столько. Правда, не продали, но это уже другой вопрос. Чалова поставил бы четвертым.
— А что с Чаловым происходит в этом сезоне?
— Бывают спады, бывают какие-то падения, бывают психологические какие-то проблемы. Возможно, на него повлиял непереход в Англию. Тоже возможно. Поэтому такая ситуация, к сожалению. Надо это пытаться исправить, и мне как человеку из тренерского штаба также надо найти какие-то слова, возможности для того, чтобы Федя обрел себя.Федор Чалов
— Часто слышу, что надо его на месяц-два отправить в дубль, чтобы вспомнил, как это — пробиваться в основу.
— Так это не работает. А зачем? Какая в этом логика? Можно просто посадить на лавочку и ждать, когда человек одумается. Он все равно футболист высокого уровня, который хорошо тренируется, он работает на тренировках, он не сбавляет к себе требований, поэтому говорить о том, чтобы человека просто так отправить в дубль, нет никакого смысла.
— Как моральные качества у Васина?
— Вполне нормально для его ситуации. Понятно, что он немножко подавлен из-за каких-то ошибок, но то, что это защитник хорошего уровня, я в этом уверен.
— То есть, может еще вернуться?
— Да. Сейчас у него проблем после травм нет. Понятно, что это тяжелые травмы, еще что-то. Это все будет зависеть от него. Если он переборет в себе психологический барьер понимания, каких-то страхов, то с ним все будет нормально.
— Ты сказал по поводу лимита. Считаешь, что его нужно отменить полностью?
— Да. Все же не происходит моментально, так всегда в жизни, и нельзя сказать, что лимит — единственная проблема российского футбола. Этих проблем множество, просто она одна из главенствующих в этой ситуации, потому что, опять же, команды, которые не вверху турнирной таблицы, не имеют возможности работать на трансферном рынке, покупать каких-то футболистов, перепродавать в команды первой пятерки, им приходится брать футболистов с российским паспортом. Иногда это бывает футболист, которого ты бы вообще никогда не взял, ты можешь найти дешевого футболиста более высокого уровня. Но тебе приходится его брать, иногда из дубля, и он не соответствует уровню. Уровень тренировочного процесса моментально падает. А ты не можешь без среды вырасти.
Когда мы росли, это были Вагнер Лав, Жо, Олич, Карвальо, то есть мы противостояли и противодействовали как защитники — я, Серега (Игнашевич), Леша — против них. Понятно, что мы были готовы к уровню противодействия таким же нападающим в Европе. И «Зенит» в 2008 году, и мы, вот эти успехи в Кубке УЕФА — это все показатели того, что ты растешь только в среде. Тренировочный процесс, помимо игр, ты не можешь отменять.
Давай вот так: знаешь, как падает уровень тренировочного процесса, если мы 10 человек хорошего уровня разбавим шестью, например, из дубля, не очень качественными? Не они тянутся уже за нами, а мы падаем вниз. Все просто — когда ты берешь двух человек, они тянутся за нами. Когда ты берешь больше шести, — мы по соотношению можем спорить в одну-другую сторону, — все, мы падаем до их уровня.Василий Березуцкий
— В то время, когда ЦСКА и «Зенит» гремели в Европе, были финансовые возможности, был определенный интерес, сюда ехали сильные легионеры. Если посмотреть сейчас, то даже «Спартак» с очень хорошими финансовыми возможностями в это трансферное окно с большим трудом нашел себе усиление за границей. ЦСКА купил много игроков, но пока нельзя ни об одном сказать, что он выстрелил и как-то сумасшедшим образом усилил команду. То же самое касается «Зенита», «Локомотива», именно по последним трансферным окнам. Где гарантия, что к нам при отмене лимита поедут именно сильные, а не приедут ровно такие же, какие могут перейти из дубля и потянуть команду вниз?
— Надо создать такие условия, определенные какие-то ограничения, при которых эти футболисты приезжают.
— Количество матчей за сборную?
— Зарплата, количество матчей за сборную. Это все нужно предусмотреть. Я ж не сижу, не работаю над этим, но определенные условия определенного качества футболистов можно найти. Опять же, здесь будет еще влиять бюджетное финансирование команд, то есть когда клуб частный, мы понимаем, что вероятность ошибки есть всегда, в каких-то трансферах, покупках, но она гораздо меньше, чем когда люди просто тратят бюджетные средства, образно говоря, или берут у губернаторов, или еще что-то просят. Опять же, посмотри на нефть, посмотри еще на что-то — в стране денег меньше, в командах денег меньше.
— Но при этом ЦСКА существенно вложился в это трансферное окно. Кто пока на данном этапе сильнейший из приобретений?
— Наверное, больше всех зарекомендовал себя Бахтияр Зайнутдинов, но и Эджуке показывает свой класс. Причем Бахтияр — самая дешевая покупка из всех, а Эджуке — самая дорогая. Но Эджуке показывает очень хороший футбол, у него видны какие-то качества. Понятно, что надо работать над реализацией, над какой-то конкретикой, но то, что это футболист хорошего уровня – видно. Это уже зависит от тренерского штаба, от работы, от нас, от меня и от моих коллег.
— С Гайчем промахнулись?
— Посмотрим. Сложно сказать. Возможно, а может быть и нет. Гайч высокий парень, возможно, это будет чуть-чуть позже, возможно, подготовка — опять же, может, это тренерская ошибка, потому что человек после карантина, после локдауна ничего не делал. Возможно, мы где-то ошиблись в физической подготовке к сезону. Мое мнение на данный момент, что он не готов физически, помимо того, что неуверенно играет. Но я надеюсь, что после сборов Гайч покажет себя. У него есть определенные качества, по статистике он у нас самый быстрый, кто бежит по дистанции, поэтому будем смотреть.Адольфо Гайч
— Большие надежды связывались с бразильским усилением защиты, но не срослось.
— К сожалению, Фукс получил достаточно тяжелую травму. Такая же травма, если я не ошибаюсь, была у Малкома в «Зените». Не уверен в этом, это можно воспринять как просто слова. Разрыв сухожилия, восстановление порядка двух месяцев, мы немножко форсировали подготовку, он, в принципе, и сам хотел побыстрее вернуться в строй, и, к сожалению, рецидив.
— Какое впечатление оставило то, что ты видел на тренировках до травмы?
— Это было всего три тренировки, если я не ошибаюсь. Добротный футболист, хороший, с бразильской техникой, который может принять, отдать, возможно, с небольшой нехваткой качеств в единоборствах, но над этим можно работать, что, в принципе, физиотерапевты все это время с ним и делают.
— Дзагоев вернется на свой уровень?
— А какой уровень?
— Который был у него 4-5 лет назад.
— Сколько Алану сейчас лет, 32, 30? 32? Наверное, нет. Просто на какой уровень — на уровень 25-летнего футболиста? Нет, не вернется. Может ли он компенсировать свои ушедшие с возрастом качества, играя за счет ума, опыта, интеллекта? Наверное, да. А чтобы он вернулся туда, когда Дзагоев, помимо того, что славился своей передачей, интеллектом, умом, всем тем, о чем я уже говорил, еще и бегал — наверное, нет. Все-таки возраст, и ты не можешь уже физически выполнять какие-то действия. В зрелом возрасте все зависит от того, можешь ли ты компенсировать какие-то качества, то есть это уже компенсация качеств, которые у тебя пропадают. Если ты можешь — пожалуйста, вперед, поехали.
— У вас, кстати, с Лешей сейчас какая форма? Могли бы выйти, условно, против «Химок»?
— Нет, наверное. По крайней мере, надо потренироваться, это как минимум. Во-вторых, не хочется. В-третьих — уровень чемпионата же упал (улыбается).Василий и Алексей Березуцкие
— Просто неинтересно?
— Я думаю, одну игру можно сыграть. Что из этого выйдет — непонятно, но я думаю, что нет. Хотя все возможно. Если мы говорим о том, что уровень чемпионата упал, что, наверное, бросается в глаза, нам можно еще попробовать, побывать внутри, посмотреть, чтобы убедиться на 100% (улыбается).
— Откуда мотивация у Акинфеева?
— Он жуткий профессионал, жутчайший спортсмен. По мне, это талантище, который, в принципе, наверное, мог играть в любой команде мира.
— Сколько протянет еще?
— Пару лет точно протянет. Но, опять же, я вижу человека, который каждый день встает, который делает уколы, у которого вот такие опухшие колени, которому действительно тяжело, для которого нагрузка уже не проходит бесследно, который периодически пропускает тренировки, потому что ему надо их пропускать, он без этого не может. Будем надеяться, что он выдержит еще пару лет.
— Акинфеев по-прежнему лучший вратарь в России?
— Да, конечно.
— Имеет смысл уговаривать Игоря вернуться в сборную на чемпионат Европы?
— Не имеет никакого смысла.
— Почему? Если он лучший.
— Я думаю, что Игорь заслужил выбор, ехать ему на чемпионат Европы или нет. Вопрос абсолютно в другом. Как россиянин я бы сказал: «Да, он самый лучший, надо ехать», но я вижу, с каким трудом ему дается выходить на игры, как человек, превозмогая себя, выходит на футбольное поле, пытается сделать что-то для клуба, пытается играть на том же уровне, который был. Я думаю, что, если он захочет, он сам скажет. Я думаю, что стратегически, в плане развития в этом нет никакого смысла.Игорь Акинфеев
— Кто должен быть тогда вратарем номер один в сборной?
— Я думаю, что это борьба между Шуниным и Сафоновым.
— А Кержаков?
— Он же нападающий (смеется).
— Уже тренер.
— Ой, да, простите.
— Это если мы про того Кержакова. А если про другого?
— Не думаю. Мы можем говорить о том, что он может побороться, что возможность какая-то существует, но ему придется сильно прибавить за последующие полгода до чемпионата Европы.
— Сейчас масса спартаковских болельщиков скажет, что мы забыли Максименко.
— Наверное, не просто так его забыли. Забыли и забыли. Ты меня спросил, я ответил.
— То есть Шунин и Сафонов?
— Мне кажется, да.Вратарь сборной России Антон Шунин
— Три года подряд ЦСКА ничего не показывает в Европе. Это текущий уровень команды, что она исключительно для Российской премьер-лиги и здесь может составлять конкуренцию в борьбе за высокие места, а Европа не для нынешнего состава?
— В том евросезоне мы удивились — блин, ну, что-то случилось, что-то не так, ну, бывает. В этом году мы понимаем, что не просто бывает, все-таки уже пошла какая-то тенденция, какое-то движение на спад. Плюс еще реально сильно бросается в глаза – три команды в Лиге чемпионов и две. То есть мы идем по наклонной вниз, оттуда вернуться практически невозможно. То, что у нас было три команды в Лиге чемпионов, это реально круто. Сейчас, к сожалению, мы катимся. Но я надеюсь, что мы с розовыми шариками на следующий год будем бегать и на чемпионате Европы, и в еврокубках (улыбается).
— Кстати, на чемпионате Европы перспективы какие? Из группы выходим?
— Я надеюсь на это. Я буду болеть за сборную, буду переживать. Сяду с шарфиком, возможно, с пивом.
— Уже можно?
— Да можно всегда. Можно и без пива (улыбается). Я к тому, что наша сборная выступит на чемпионате Европы как можно успешнее. А может быть, что-нибудь такое и забахает.
— Пошумит.
— Да. Я же говорю, у нас мало средних футболистов, и качественных футболистов не так много, но то, что они у нас есть — да, конечно, они вырастают. Возможно, это какие-то самородки, какие-то необычные ребята, но они у нас есть. В принципе, у нас достаточно футболистов для национальной сборной, чтобы собрать неплохую команду, с которой при хорошей тренерской работе можно неплохо выступить.
— Что должен сделать ЦСКА, чтобы пошуметь?
— Работать, работать и еще раз работать.
— Говорили, что после 0:4 от «Зенита» работать предлагали вам с Алексеем.
— Не предлагали.Футболисты Василий и Алексей Березуцкие
— Не было такого? Все слухи и вранье?
— Ты работаешь в шоу-бизе… Ну, не в шоу-бизе, в журналистике. Для меня это все шоу-биз (смеется). Не предлагали. Просто не предлагали. Просто кто-то что-то написал.
— Как с Виктором Михайловичем (Ганчаренко) отношения?
— Хорошие.
— Хорошие рабочие или такие же хорошие, как с Леонидом Викторовичем – приятельские, дружеские?
— Да, нормальные. И приятельские, дружеские, и рабочие тоже. И с Леонидом Викторовичем, и с Виктором Михайловичем. Да и вообще, у меня, в принципе, со всеми такие отношения.Василий Березуцкий и Виктор Ганчаренко
— Почему у Слуцкого после ЦСКА не получилось нигде?
— Тяжело. Всегда тяжело ментально где-то в иностранном клубе. По мне, это, опять же, язык, ментальность, много еще каких-то вещей. Я думаю, в этом плане. Я бы, например, не сказал, что на моей памяти и в моей карьере иностранные тренеры были сильнее или как-то отличались от российских.
— Над переездом в Голландию долго думали?
— Нет, не долго. Мы практически сразу согласились. В принципе, мы готовились к этому и были готовы. Подучили чуть английский.
— Английский начал учить именно из-за этого?
— Да. Я знал его ломано, и сейчас, в принципе, ломано, без грамматики, с каким-то набором слов, когда можно изъясниться. Леха чуть получше английский знает, все-таки он более усидчивый персонаж в этом плане, а для меня грамматика – это просто что-то невыносимое.
— Леонид Викторович говорил, что с голландцами невозможно дружить. Если с англичанами получалось, то с голландцами — нет.
— Я этого не заметил. Я как-то спокойно относился, плюс еще я в Англии не был же долго. В «Халле» мы не были, поэтому мне сложно сказать, что было так. Я никогда не находился в Англии очень долго, больше 10 дней, больше недели. Сложный вопрос.
— Еще Слуцкий говорил, что один из минусов — это четкая работа по часам. Если у кого-то закончился рабочий день, то найти невозможно, никто просто не ответит на телефонный звонок.
— Это да. Это социалка определенная, то есть ты работаешь по какому-то времени, ты можешь по стрессу взять какой-то отпуск. Там это считается нормальным, и я тоже считаю, что это нормально. Мне кажется, что так это все и должно работать.
— Сильно Леонид Викторович рефлексировал, что не получается? Или с пониманием подходил?
— С пониманием, все-таки это главный тренер, а любой тренер понимает, что в определенный момент может уйти, он может быть уволен, если нет какого-то результата. Поэтому нормально. Каждый тренер к этому должен относиться спокойно, с пониманием. И даже команды должны к этому относиться с пониманием, да и люди, в принципе. Иногда у тебя получается, ты переходишь в другой клуб — у тебя не получается, потом опять получается. Мы это можем видеть по лучшим тренерам в мире.
— Если вспоминать Голландию, что удивило больше всего?
— Какой-то быт жизни, который очень правильный, размеренный. Ты к этому привыкаешь достаточно быстро, когда у тебя все по правилам, все четко, никто не нарушает закон даже в каких-то мелких деталях. Как народ, опять же, относится к своей стране. Не только какими-то определенными бравадами, криками, что они патриоты — они покупают голландские продукты, они знают, что они качественные. Все это видно в отношении — никто не будет на улице что-то кидать, все выкинут аккуратно. Вот в этом отношении, и это все очень интересно.
— Чего из голландского не хватает в Москве сейчас?
— Мне всего хватает в Москве, абсолютно. Единственное, мне не хватало крузлей, которые я иногда ем с утра, но мы сейчас были в Голландии, я закупился (улыбается). А в Москве их почему-то перестали продавать, не знаю, почему.Братья Алексей и Василий Березуцкие
— Я вспоминаю, как мы с тобой познакомились. Это было на сборе в Железноводске, который произвел на меня колоссальное впечатление. Это ваш первый сбор с Лешей был у Газзаева в ЦСКА, и я помню, как некоторых игроков выворачивало во время кроссов с утяжелителями, как Валерий Георгиевич ногой подтапливал вас в бассейне, чтобы не выныривали, потому что нужно было дыхалочку отрабатывать. Ты с ужасом вспоминаешь те времена?
— Да, но, наверное, все-таки они были полезные с какой-то точки зрения. Такую школу тоже надо пройти. Либо туда, либо обратно — либо ты это выдерживаешь и потом спокойно к любой физической работе относишься, которая у тебя будет в будущем, либо нет. Понятно, что это было тяжело, невероятно тяжело, но ты говоришь — вспоминая, а я там ничего не помню. Мы вставали в какую-то рань.
— В 6 утра у вас подъем был.
— Да. Мы шли пить эту водичку, я все время сонный, и ты вот все время куда-то идешь — то бежать, то на какую-то процедуру, то еще куда-то, то в бассейн. И вот у меня просто туман. Просто туман. Я помню эту дорогу, я помню, как это — бежать, я помню, как идти надо было с утра, когда ты идешь, там еще холодно, а ты идешь и думаешь, что надо вот водичку попить. С другой стороны, это давало результат.
— Не было такого, что ты через пару дней думал: «Да ну его, я вернусь в «Торпедо»?
— Нет, не было. Вот ты представляешь, ты мне вот такой вопрос задал, а у меня такой мысли не было. Ни разу.
— Ты возвращаешься в номер, падаешь, не чувствуя ни ног, ничего, после того, как тебе по голове ногой в бассейне постучали, и думаешь: «Ну ничего, завтра повторим».
— Знаешь, я такой командный игрок в этом плане. Все встают, и мы пошли.
— А кто тебя возил так, что ты до сих пор помнишь?
— «Арсенальчик» возил.
— В Лондоне, когда 0:0?
— Да. Да много кто возил. Кто нас только не возил (улыбается). Но положительных моментов-то больше!
— Больше. Ты помнишь, во сколько раз повысилась твоя зарплата при переходе в ЦСКА? Не сумму, а хотя бы — в 10 раз, в 15, в 20?
— В два. В два или в три, что-то такое.
— То есть по тем временам это, получается, не самые большие деньги были?
— Большие деньги это были. Нормальные большие деньги.
— С первой зарплаты в ЦСКА что купил?
— Ничего такого. Я не помню. Ну смотри, у меня была вполне нормальная зарплата в «Торпедо», я на тот момент получал, по-моему, так как я начал играть тогда в основе, я получал, по-моему, две тысячи долларов в месяц, если я не ошибаюсь. При переходе в ЦСКА, по-моему, я начал получать шесть. Все.
— Мне казалось, что у тебя контракт был в районе сотки в год, нет?
— Первый контракт в ЦСКА был шесть. Шесть тысяч умножаем на 12, это 72 тысячи.
— С премиальными, может быть, как раз 100 и получается.
— Наверное. Я уже премиальные не вспомню, какие были, но… Я правильно умножил?
— Правильно-правильно. По математике «пять» было. Самые большие премиальные в ЦСКА? Ну, то есть если мы сейчас берем, например, сравниваем «Зенит», где, по словам Сарсании, за чемпионство в 2007-м каждому игроку дали по миллиону.
— Это за весь сезон, да?
— Да. У вас за Кубок УЕФА же был рекорд. Какой?
— У нас за Кубок УЕФА, за весь Кубок УЕФА, было там…Василий Березуцкий с Кубком УЕФА
— Существенно меньше, чем у «Зенита» за чемпионство?
— Да. Раз в 10, в 9.
— По моей информации, в районе 150 тысяч. Плюс-минус правильно?
— Туда-сюда, да. За весь Кубок УЕФА. Таких денег нам даже за чемпионаты никогда не давали. Если б нам такое предложили, мы б точно еще один чемпионат выиграли (смеется). Нет, наверное, ничего бы от этого не изменилось, но…
— Политика Гинера при строительстве ЦСКА — выжженная земля, скупка всех молодых талантов. Правильное было решение обескровить соперников?
— Топовое. Я не думаю, что мысль была обескровить соперников. Была мысль собрать из молодежки очень много народу, плюс еще взяли несколько опытных игроков, примерно в одном и том же соотношении. Но идея по тому моменту топовая, крутая, ну и, наверное, какая-то новая.
— Как ты думаешь, в современных реалиях кто-то может повторить подобное?
— Бахнуть можно, да. Но тут вопрос такой — поможет ли это или нет. Тогда это было бы 100% нормально.
— Финансовый fair play разве сейчас позволяет такую скупку устроить?
— Я сильно в финансовом fair play не разбираюсь, поэтому вопрос такой. Это же актив все равно, поэтому если мы берем молодежную сборную, игроков молодых, актив можно продать.
— Да там половина молодежки и так в ЦСКА!
— Ну вот, видишь (смеется). Все так и работает.
— Гинер, кстати, сейчас сильно участвует в процессе или нет? Приходит на тренировки?
— Меньше, чем раньше, но все равно участвует, конечно.Президент ПФК ЦСКА Евгений Гинер
— Прилетало от него тебе уже как тренеру?
— Нет, ни разу.
— А вообще, кстати, за всю карьеру в ЦСКА ты Гинера злым или раздраженным помнишь?
— Конечно.
— Говорят, что в гневе он ужасен.
— Потрясный вообще. Ну а Валерий Георгиевич что?
— Нет, Валерия Георгиевича я видел в гневе, а Евгения Ленноровича не видел.
— Ну, страшновато, но я не могу тебе сказать, чтобы это было прям как-то очень ужасно. У Евгения Ленноровича больше каких-то поучительных историй, чем криков, шума и гама.
— Иногда можно спокойным тоном сказать так, что это не сравнится с криком.
— Вот так это и происходит примерно. Сказать, что Евгений Леннорович как-то орет, шумит, что-то делает, тем более на футболистов или на тренеров — не видел такого.
— Нос ломали пять раз?
— Да, но это все на футбольном поле.
— Все пять на футбольном поле?
— Все, абсолютно.
— То есть в жизни не было ни разу?
— В детстве били, я кого-то бил. А вот так вот во взрослом возрасте чтобы сказать, что я с кем-то дрался — нет.
— Вовка дерется?
— С папой — да (смеется).
— А вообще?
— Да вроде нет. Я надеюсь на это, по крайней мере.
— Может, просто Оля не рассказывает.
— Так скажем: дерется и дерется, это его личное дело.
— Европейский подход.
— Пока нет чего-то страшного, пока меня никто никуда не вызывает, ему 10 лет, в школу или куда-то еще. И о том, что он себя плохо ведет (не знаю)…
— Ну на футболе ж был? Он же занимается?
— Сейчас уже более спокойно в этом плане, мне кажется. Надеюсь, дети не дерутся друг с другом.
— Но все равно, ты же ходишь, наверное, смотришь?
— Периодически. Но я как раз стараюсь наоборот не ходить и не лезть, потому что моя оценка, она, возможно, неправильная, возможно, иногда очень сильно предвзятая как к своему сыну. И плюс еще с оценкой уровня мне невероятно тяжело, потому что мне кажется, что они что-то делают не так.
— Когда любой следующий раз после первого ломали нос на футбольном поле, какие мысли были?
— Было легче просто (улыбается). Было легче и не так больно. Примерно это было так: «Ну блин, опять! Ну сколько можно?» Несмотря на то, что у меня такой кривой нос, мне пробили ноздри и у меня он дышит.
— А кстати, не думал исправить, пластику сделать?
— Думал.
— И как?
— Пока не буду.
— Почему?
— Не хочу.
— Ну то есть просто тупо отсутствие желания?
— Да.
— Оля не говорит: «Вась, ну сделай уже нос, ну что ты ходишь с кривым»?
— А ей не пофигу? Если б она подошла ко мне и сказала: «Иди сделай нос», я бы точно не сделал! Вот это 100%.
— Почему?
— Я бы сказал: «Зачем?» Это был бы первый вопрос. Она бы мне что-то сказала, мы начали бы разговаривать, я бы сказал: «Я себе нравлюсь, ничего не знаю», и все. Как-то так бы это, наверное, выглядело. Но она мне такого никогда не скажет, я надеюсь. Вот она посмотрит интервью, а я потом тебе напишу.
— Я могу и так спросить.
— Ну вот, видишь, как.
— Матч со «Спартаком» после победы в Лиссабоне. Все трезвые на игру выходили?
— Ну, может подшофе, да. С бодуна, или как это у нас по-русски говорится, когда ты просто просыпаешься, а до этого пил.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  "Лейкерс" победил "Даллас" в матче НБА

— С легкого похмелья.
— Да. Все в первом тайме немножко вышло, разбегались и во втором начали играть (улыбается). Мы прилетели, у нас одна какая-то встреча, туда встреча, потом президент, потом еще что-то — там шампанское, здесь шампанское, еще что-то. Мы даже на предыгровую тренировку вышли, — а приехали на базу к вечеру вообще, нас все время таскали, мы до этого времени вообще не тренировались, — мы выходим на футбольное поле, Валерий Георгиевич на нас посмотрел, мы потренировались ровно 15 минут, и говорит: «Молодые люди, идите, пожалуйста, отсюда!» И мы пошли все.
— Продолжать.
— Не сильно. Мы же уже были на базе.
— Когда это мешало.
— Мешало. Ну, тогда не мешало, команда была веселая, молодая, это все быстро выходило, поэтому все закончилось нормально (улыбается).
— Приезжаете в Кремль и видите живого президента. Первые впечатления какие?
— Я не помню впечатлений. Вот каких-то таких прям глобальных — не помню.
— Вагнер же, по-моему, чеканил, да?
— Да, Вагнер кинул мяч, Владимир Владимирович им чуть-чуть поиграл, мы поняли, что он не умеет играть в футбол, и все. Ну там какие-то разговоры, шампанское, еще что-то, какие-то обсуждения, и поехали.Президент России Владимир Путин во время встречи в Ново-Огарево с футболистами ЦСКА, завоевавшими Кубок УЕФА. Архивное фото, 2005 год
— Шампанское. Выход на Евро-2016 и, как раз, отмечание на Арбате, когда LIFE подловил Лешу, решившего на улице сходить в туалет. Вот это вот вторжение в личное пространство до такой степени допустимо, как ты считаешь?
— Слушай, там реакция, мне кажется, нормальная была у всех болельщиков. Вышли — гуляйте, и до свидания. А если ты мне задашь вопрос, пьют ли футболисты — как и обычные люди, могут выпить, могут не выпить. Сейчас уже все немножко изменилось, сейчас футболисты ведут очень здоровый образ жизни, они не так пьют.
Все-таки я футболист из другого мира, из другого века практически, и я видел футболистов, которые вообще все время пьют. Но сейчас такого нет. Я сам не пил, например, вообще в сезоне, мне кажется, с 27-28 лет, я в сезоне вообще не притрагивался к алкоголю, потому что я понимал, что это мне мешает.
— А в отпуске?
— А в отпуске притрагивался.
— Серьезно притрагивался?
— Ну мог пофеерить неделечку, мог. Ну вот представляешь, ты не пьешь шесть месяцев. Потом ты пофеерил, потом опять на путь истинный.
— Бывало такое, что с утра просыпаешься и не помнишь, что накануне было?
— Конечно. Ну как не помнишь — можешь половину не помнить, а какую-то часть да. Бывало, бывало. Это еще бывало в школе.
— Во сколько начал?
— Нет, во сколько попробовал, что значит «начал»? Начал — это когда ты начал и пошел (смеется).
— Хорошо, во сколько попробовал?
— Попробовал, мне кажется, лет в 16. Причем это была какая-то 100% плохая водка, паленка. Ну что там могут дети себе позволить? Пошли там без родителей на Новый год, что-то купили, спрятали, выпили — один блюет, я где-то там шлялся тоже, пришел и спать лег. Но было ужасно плохо. Потом, понятно, после того, как тебе плохо, ты не пьешь там, я не знаю, год или еще сколько-то там. В общем, как нормальные люди.
— А перед Словенией что случилось?
— Ничего такого.
— Я имею в виду кальянную историю.
— Да мне кажется, там полный бред, который для меня является каким-то казусом.
— А как, кстати, закончился ваш суд с «Человек и закон»?
— Мы проиграли. Там разве кто-то выигрывает его?
— Сильно подавали на моральный ущерб? Там большая сумма была?
— Один рубль, по-моему. Чисто символически.
— Хиддинк лучший тренер в истории сборной?
— Да. Надо по результатам здесь брать. Для меня какие-то вещи определенные просто иногда не имеют значения. Если мы не берем прошлое, потому что там российские. Если мы берем с 2000-х годов, то это лучший тренер сборной России, потому что мы дошли до какого-то конечного результата. Малая бронза чемпионата Европы — это результат. Когда у тебя есть результат — первое, второе, третье место — это хорошо. Но Станислав Саламович (Черчесов) на нашем домашнем чемпионате мира в 2018 году, это тоже, наверное, неплохой результат, сборная тоже выступила неплохо. Но если бы был какой-то результат — первое, второе или третье место — было бы интересней.
— Впереди ЕВРО и отбор на чемпионат мира. Хорватия, Словения, Словакия, Кипр и Мальта. Каковы шансы сборной России в такой группе?
— Сколько команд у нас выходит?
— Одна, и вторая в стыки.
— Я думаю, хорошие шансы выйти из этой группы есть. Понятно, что здесь особняком выделяется Хорватия, хотя у них поменялась сборная сейчас, последнее время они неважно выступают, поэтому, в принципе, есть шанс попасть напрямую. Остальные команды… Сейчас не бывает слабых команд, понятно, что это будет непросто, это будет тяжелый групповой этап, но я думаю, что с надеждой и оптимизмом будем смотреть в будущее, и я надеюсь, что наша команда выйдет с первого места.
— С одной стороны, получается, у нас финалист последнего чемпионата мира, а с другой стороны, все-таки у нас нет ни одного прямо признанного гранда, такого, как была Бельгия, та же Испания.
— Да, но что Словакия, что Словения, что даже Кипр — здесь, наверное, Мальта, может быть, каким-то особняком чуть-чуть стоит, насколько я сейчас разбираюсь в мировом футболе, в европейском — все равно группа достаточно ровная и тяжелая. Хорватия в последнее время не может нащупать свою игру, — это я понимаю, это я видел, — играет очень нестабильно, очень много матчей проигрывает, по-моему, вылетела из первой корзины или второй в Лиге наций, поэтому шансы есть.
— Футбольный бэкграунд важен или нет, с учетом того, что, например, Слуцкий, по большому счету, в футболе не играл?
— Леонид Викторович играл во второй союзной лиге.
— До травмы.
— Да. Это все равно какой-то уровень. Если бы мы сейчас говорили об этом, то это первая лига, наверное, ФНЛ. Можно даже вот так сказать: все-таки люди, которые тренируют без футбольного бэкграунда, это исключение. Да, они есть, да, это возможно, да, такое получается, да, это иногда получается великолепно, но все-таки это исключение из правил. Все равно 90% тренеров с каким-то футбольным бэкграундом, и чем больше он, наверное, тем лучше.
— Чем так не понравился Nissan Teana его?
— Уровнем (улыбается). Ну и, во-первых, я просто любил шутить, это просто шутка. Леонид Викторович и понял это как шутку, то есть это не надо воспринимать как-то по-другому.
— То есть он не сразу пересел в Mercedes с водителем?
— Нет, он сел, посмеялся. Говорит: «Вась, а почему? Я вообще не обращаю внимания на машины». Он до сих пор не обращает внимания на машины, для него любая машина это «сел, доехал». Сейчас, когда побывали в Голландии, мы понимаем, что это абсолютно нормально, ты сел, доехал. Когда дорога ровная, тебе вообще все равно, на чем ты едешь. Ну, то есть что такая машина, что такая. Поэтому он даже не понимал, почему. Я говорю: «Леонид Викторович, ну это не уровень, мы же за чемпионство будем бороться, да? Если мы будем бороться за чемпионство, Nissan Teana немножко не подходит».
— Ты продолжаешь ездить с водителем?
— Сейчас – нет. Сам.
— Почему?
— Я думаю, что это на время. Буду потом опять с водителем.
— То есть это не связано с тем, что ты начал экономить?
— Нет. А надо?
— Я не знаю. У тебя уровень дохода же, наверное, снизился по сравнению с игровой карьерой?
— Да, но я же…
— Не ради денег в ЦСКА.
— Это первое, наверное. Второе — я не прогуливал деньги, не выкидывал их направо и налево. Я не покупал какие-то сумасшедшие вещи. Я мог поехать куда-то отдохнуть, я мог потратить какие-то деньги, я мог что-то купить дорогое, но всегда, например, 50% зарплаты откладывал и оставлял. Поэтому я могу какое-то время жить, не думая о том, что я уволен или не уволен.
— Быть уверенным в завтрашнем дне.
— Спокойно прожить какое-то время без работы.
— Какое?
— Вот это уже зависит от того, как жить.Василий Березуцкий
— Вот если не менять трат. 10, 15, 20, 25 лет?
— Слушай, у нас такие передряги каждый раз с долларом, с рублем, туда-сюда.
— Ну ты же не в рублях хранишь?
— Нет.
— А чего ты тогда привязываешься к курсу?
— У нас и другие мероприятия бывали (улыбается). По закрытию, еще чему-то, отбору у населения и всего остального, поэтому мы же не можем этого, по большому счету, исключать.
— При нормальном варианте — сколько?
— Десятку точно. Может, больше.
— На тебя зарегистрированы три компании: «Премьер Футбол», «НЮС» и «Телемед». Чем они занимаются? Это ваши с Лешей бизнес-активы?
— Да нет, это не мы. По сути, не мы всем этим управляем, не мы этим занимаемся, мы не тратим на это время. Мы понимаем, что мы в этом много чего не понимаем.
— То есть вы, по сути, инвесторы. Даете стартовый капитал.
— Да, мы участвуем в каких-то переговорах, мы участвуем в глобальных решениях, но, по сути, мы не занимаемся постоянной рабочей деятельностью в этих компаниях.
— Из чего твой доход складывается сейчас, помимо зарплаты в ЦСКА?
— Зарплата в ЦСКА, какие-то денежные проценты от бумаг. Вот, в принципе, и все.
— Сколько ты тратишь в месяц? Этот вопрос я задаю каждому гостю.
— Я, честно, боюсь ошибиться.
— До миллиона или больше?
— Я думаю, что больше миллиона рублей, 100%. Но я не трачу деньги на себя практически от слова совсем. Я просто хожу, и мне ничего не надо. У меня есть машина, я на ней доехал, то есть это бензин, еще что-то. Остальное — это коммуналка, обучение детей, питание, еще что-то.Василий Березуцкий
— Что случилось с процветавшим некогда аккаунтом в Instagram Василия Березуцкого?
— Он закрылся, мне надоело.
— Прямо вот совсем надоело?
— Да. Я просто поймал себя на мысли, что просыпаюсь и думаю, что надо бы что-то туда поставить. Угнетающее чувство для меня, абсолютно безобразное. Я понял, что это нифига не нужно, то есть мне лично не нужно. Мой Instagram был, когда я просто ходил, что-то делал, что-то увидел, сфоткал. А потом я поймал себя на мысли, что надо что-то делать, и мне сразу разонравилось. Еще друзья начали просить некоторые…
— Перестать вести?
— Нет, наоборот, поставить рекламу.
— Друзьям рекламу?
— Дело не в друзьях и рекламе. Мне не нравится использовать это для рекламы конкретно. Вообще, абсолютно. Да, я понимаю, что все, в основном, используют для рекламы площадку Instagram, но мне это абсолютно не нравится.
— Если бы ты стал президентом РФС, то какие изменения ты бы инициировал в первую очередь для того, чтобы изменить ситуацию?
— Я в таком разрезе не думал. Я не хочу быть президентом РФС, но первое — это лимит. Это сразу, моментально.
— А кем ты хочешь быть?
— Тренером. Пока мне это интересно, мне хочется быть тренером. Потом — может быть, но, если честно, я никогда в своей голове о таких вещах не задумывался.
— Через сколько, на твой взгляд, ты морально и профессионально будешь готов к тому, чтобы возглавить ЦСКА?
— Так я не знаю. Откуда я знаю?
— Но ты же учишься, ты же понимаешь, что вот здесь пока тебе не хватает какой-то экспертизы, здесь…
— Да, что здесь где-то нужен опыт, еще что-то.
— Год, полтора, два?
— Мы же понимаем, что это все равно команда. Есть футбольная команда, а есть тренерский штаб, который тоже работает, то есть определенные свои недостатки можно компенсировать. То, что опыт нужен, я в этом точно уверен.
— Ну минимальный срок?
— Тут, наверное, больше вопрос в том, что надо посмотреть, как не делать. Какие ошибки, какие вещи действительно будут работать, а может, какие-то работать не будут.
— Ну то есть не срываться и не уезжать в другую страну после проигранного матча.
— И это, наверное, тоже. Ну а куда я поеду?
— В Голландию!
— Кто ж меня туда пустит.
— Было бы желание.
— Я просто из Москвы поеду в Москву (улыбается).
— За время игровой карьеры в ЦСКА были же предложения о переходе?
— Были, но это все слова. Мы сейчас можем развивать эту тему куда угодно, но это были просто, по большому счету, разговоры, никаких факсов, и это все просто разговорами так и осталось.Василий Березуцкий
— Но это, может быть, было связано с твоей позицией, что ты хотел играть именно в ЦСКА?
— И позиция такая тоже была, конечно. Я тут Википедию недавно открыл и посмотрел, какое большое количество титулов мы выиграли за это время — такие команды еще надо поискать. И поменять выигранные титулы на что-то другое иногда очень тяжело.
Могу рассказать историю, что когда я был еще совсем маленький и был еще в «Торпедо», меня Николай Николаевич Писарев подвозил. Он, наверное, этого уже не помнит — была невероятно крутая машина, «восьмерка» BMW, по-моему, М8, вообще круто! И что-то мы просто разговариваем, а я просто парень из дубля, но надо было ехать вместе. Он говорит: «Ты бы поменял деньги свои все на какие-то титулы?» Я говорю: «Ну я как бы это», а он: «А я б поменял!» Я уверен, что Писарев этого не помнит, но мне врезалось в голову. И переходить даже в команду какую-то, которая не борется за какие-то места не интересно.
— Ты говорил, что хотел закончить карьеру, дав в торец судье, но не сказал, какому.
— Я, во-первых, так шутил, и я надеюсь, что там все-таки оставили пометку, что это шутка. Так и не скажу.
— Пальцев одной руки хватит, чтобы пересчитать тех судей, которые вызывали такие эмоции? Или нет?
— Одному точно.
— Но не скажешь?
— Не-а.
— Российскому?
— Конечно.
— Мало ли. Вдруг Колина.
— Ни в коем случае. Во-первых, это было в плане шутки, это была абсолютная шутка, и я после этого там говорю, что это шутка.
— Это я уже понял, ты уже трижды это сказал.
— Я на всякий случай повторяю, потому что у нас же сейчас периодически относятся к словам про судей очень серьезно, поэтому я вряд ли бы сделал какую-то такую вещь. Так заканчивать точно смысла нет.
— Прощальный матч для золотого состава ЦСКА, ведь, по большому счету, никто не попрощался. Имеет смысл собрать всех вас для того, чтобы провести на новом, уже своем родном стадионе матч, условно, против состава «Спартака» того времени, например? Чтобы всем разом попрощаться.
— Если кто-то озадачится этой идеей, то, наверное, можно. Мне как-то параллельно по этому поводу. Если кто-то соберет, если действительно кто-то хочет это устроить, собрать футболистов, как раз можно человек 20 собрать.
— Конечно, и с одной, и с другой стороны.
— Из разных годов, да.
— Один день сыграть у вас, второй день сыграть у «Спартака».
— Да. Если кто-то хочет этим озадачиться и озадачится — я уверен, наверное, и болельщики придут, это будет весело что для болельщиков ЦСКА, что для болельщиков «Спартака» — пожалуйста.Спартаковец Егор Титов и армеец Василий Березуцкий (слева направо). Архивное фото, 2007 год
— Ну это в какой-то момент весело. Потом-то вы все равно заведетесь.
— Я – нет.
— Нет? Уже настолько потерял интерес к футболу?
— Нет, просто после драки кулаками не машут. У нас была карьера, мы играли в футбол, но все закончилось. Надо понимать, что сейчас нет смысла это делать. Я говорю сейчас за футболистов ЦСКА: мы доказывали все на футбольном поле. Идти и доказывать это после того, когда ты закончил карьеру, или кому-то что-то доказывать, в принципе, смысла нет никакого. Зачем кому-то что-то доказывать уже после, по большому счету, футбола?
— Кстати, некоторые футболисты практикуют поездки поиграть в футбол на Рублевку с обеспеченными людьми за гонорар. Тебе поступали такие предложения?
— Поступали, но я не играю.
— Даже если много предложат, все равно не поедешь?
— Не поеду. Уже предлагали, я даже один раз съездил, но это было там в плане не с кем-то поиграть, это было просто в плане рекламы. Да, я съездил, там играть в футбол не надо было, там надо было просто…
— Лицом поторговать.
— Да. Там надо было просто походить, кого-то наградить. Мне ужасно не понравилось, поэтому я не говорю, что я этого делать не буду, если вдруг жизнь приспичит, может быть, если кто-то будет звать, но на данный момент нет.
— Моргенштерн или Даня Милохин?
— Я просто не знаю, кто такой Даня Милохин. Я посмотрел, кто такой Моргенштерн, потому что у меня сын слушает. Я посмотрел Дудя. Не все — мне жена оставила, говорит: «Вот это хорошая часть, посмотри».Даниил Милохин
— Какую часть ты смотрел?
— Не знаю. Первую, с самого начала до какого-то определенного эпизода. Потом она говорит: «Потом там уже не очень, смотреть не надо». Я посмотрел, я знаю, кто такой Моргенштерн, поэтому если ты мне объяснишь, кто такой Даня Милохин, то я попробую выбрать.
— Ну это звезда TikTok, который спел с Басковым.
— Моргенштерн.Рэп-исполнитель Моргенштерн
— Нет никаких противопоказаний относительно того, что можно или нельзя слушать? Ну то есть вот Вова слушает Моргенштерна. Сколько ему, 10? То есть в 10 лет тексты с матом ребенку – это окей?
— Что я могу сделать? Что мне сделать? Я не знаю. Ну слушает человек, ну будет бегать и где-то слушать. Если слушает, значит, окей.
— Когда ЦСКА снова будет первым?
— Я надеюсь, в этом сезоне.
— Серьезно?
— А почему нет?
— А в следующем сезоне «Спартак», потому что столетие клуба у них.
— А у нас сейчас по такому принципу чемпионами становятся?
— Я не знаю, я просто интересуюсь.
— Я верю, что ЦСКА в этом сезоне может стать чемпионом. И я буду в это верить. Правило такое — никогда не сдаваться. Пока у тебя есть шанс, под гильотину смысла нет свою голову класть. Пока есть возможность, пока есть вероятность того, что мы можем стать чемпионами.
— Идеальный стартовый состав ЦСКА за твою карьеру?
— Ох ты бахнул-то! Акинфеев, Игнашевич, Березуцкий, Березуцкий, Жирков… Вот разрыв какой, а. Рахимич или Понтус?Василий Березуцкий и Понтус Вернблум
— Или Дэйвидас.
— Дэйвидас Шемберас, ты имеешь в виду? Наверное, все-таки или Рахимич, или Понтус.
— Надо выбрать.
— Как же надо выбрать? Такие простые загадки.
— Надо 11, правильно? Пока только пятерых назвал.
— Дальше Вагнер, Жо, Олич, Карвальо. Просто мы их не расфасуем нормально по позициям, но ничего страшного. Зато их там пять, и здесь нам нужен опорник.
— Так опорник кто в итоге?
— Рапонтус (смеется). Не знаю, не могу я из них выбрать.
— Убери одного из нападения, сделай двух опорников. Давай будет Рахимич, Понтус, и уберем Жо.
— Пойдет! Мало играл, не так долго. Пойдет, Жо уберем, Понтус и Рахимич.Нападающий ЦСКА Жо. Архивное фото
— Любимая кричалка ЦСКА, которую с трибун готов слушать постоянно? Даже можно ругаться матом сейчас.
— Нет, все равно «Бомба», потому что ее можно послушать. Все остальные заводят — они хорошие, они интересные, они грамотные, но «Бомба», она как бы такая, со смыслом. Если еще хорошие эти подбирают — пойдет!

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  "Команда не тянет": Губерниев оценил выступление российских биатлонисток

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь